Священство

Отец Корнелий Фабро Со Святым Отцом, в пятидесятую годовщину его священства (1985).

Священник и диалог с миром[1]

Ваше Высокопреосвященство, после таких торжественных и теплых слов Высокопреосвященного Кардинала Провикария, что остается добавить простому священнику? Однако, Ваше Высокопреосвященство, мне кажется, что в отношении 60-летия Священства, возможно, более подходящее слово, принадлежит именно скромному Священнику, и я благодарен своему Директору, который благосклонно предположил, что Священник Академического Корпуса должен выразить нашему Отцу, нашему Основателю, чувства по поводу этого прекрасного и святого события. Невозможно говорить о Священнике, не поднявшись на тот уровень абсолютной духовности, скажем совершенной разреженности конечного, в котором человек, неким образом, чувствует свое призвание среди вечных вещей, не растворяющихся в волнах времени, и в этом смысле, мне кажется, что празднование августейшей годовщины Священства, это словно наше обращение к истоку до жизни души, возможность почувствовать эту полную и беспрерывную трансцендентность, которую человек находит в единственном истинном представителе религии, даже порой недостойном, находя в нем точку излучения надежды, которая не может не оправдаться. И думаю, что в этом обстоятельстве есть три фундаментальных размышления, размышления, которые приходят на ум нам, Священникам, еще не достигшим 60-ой, но уже переступившим 25-ую годовщину; эти размышления приходят нам в голову, как утешение в страданиях и испытаниях, которые порой жизнь дает нам, чтобы мы могли увидеть именно через воспитание Божественного Провидения, одновременно трансцендентное и трансцендентальное, в чем заключается истинная миссия Священника, служителя Бога.

 

Прежде всего, мне кажется, что цель Священства – это диалог с миром, во-вторых, диалог с Церковью, в-третьих, диалог с самим собой или возвращение к себе, почти после жизненного приключения, которое каждый совершает на свой страх и риск.

 

В диалоге с миром, священник оказывается перед проблемой спасительной истины. Человек создан для истины, так говорится, но истина становится многообразной, различной, то есть подразделяется согласно всей совокупности сил, действующих в сознании, в цивилизации, в культуре; истина окрашивается всеми цветами горизонтов цивилизации, продвигающейся вперед.

 

Действительно, в послевоенный период мы стали свидетелями тому, как эта цивилизация развивалась и изменялась с головокружительной быстротой, как никогда раньше. Проблема Бога, проблема спасения человеческой жизни и в некоторых аспектах состояние этой проблемы кажутся парализующими, кажется все настолько погружено во мрак, что человек не находит ни единого просвета, чтобы сориентироваться. Сегодня, как никогда раннее, направления мышления, культуры и техники дали человеку возможность выразить себя, охватить силы духа и вселенной и, в некотором смысле, наметить маршрут и исход собственной судьбы; и все же, и Ваше Преосвященство знает это через ту ответственность, которую Всевышний и Верховные Понтифики доверили Вам, все же сегодня, как никогда, человек чувствует существенную опасность, ощущает случайность своего бытия, осознает, что существует нечто, что не подстерегает его извне, но что проникло глубоко внутрь, что разглядело ту тайну, которая казалась непроницаемой и дало ему чувство крайней незащищенности. Человек уже больше не может похвастать, как это было во времена нашей учебы, уверенностью в культурной жизни и внешней социальной реальности, сегодняшний человек окружен опасностями, которые он создал гордыней собственного интеллекта, той гордыней, которая в определенный момент оказалась источником смирения; сегодня как никогда в истории человечества, люди начали смотреть друг на друга взглядом, который может еще не совсем братский, но который предполагает чувство симпатии, сострадания, чего-то что, несомненно, может преобразоваться, в открытость сердец и умов, и если не во вселенское примирение, то, по крайней мере, в по истине человечное и свободное сосуществование.

Диалог священника с миром, это, как мы сказали, диалог спасительной истины; мир сегодня ожидает многого от священника, и у Вашего Преосвященства, за шестьдесят активных, скажем, бессонных лет священства, сложилось нечто вроде обширной панорамы всего этого, на что никто из нас еще, несомненно, не может претендовать. Сколько событий, сколько исторических смен правительств, институтов, форм культуры, кризисы, в том числе и внутри Италии, прошли под Вашим бдительным оком, коснулись вашего готового отозваться сердца, стимулировали Ваш внимательный ум!

Эта беседа с миром является одной из составных функций священства; священник любит скрытность, он неспешно идет по улицам, неся милосердие нуждающимся, закрывается в исповедальнях, чтобы услышать боль сердец, поднимается на помосты истины, чтобы открыть умы этой истине, которая все еще может донести до человека причину спасения. Священник, который зачастую остается на задворках общества, священник, на которого смотрят, как на редкое исключение или, который, порой, является объектом жалости и терпимости, этот священник предстает перед людьми мира, как нечто, представляющее собой суждение в действии, суждение, данное в такой сдержанной форме, в такой скромной и смиренной, что не допускает неприятия. В этом заключается полное величие священства, то есть, нести истину Христа в души, чувствовать, что мир – это Космос в греческом понимании этого слова, как собрание существ и развитие их законов и красоты, а также Космос – это то, о чем говорит нам Господь в Евангелии от Иоанна, что Бог не возлюбил мир. Но есть и внутренний Космос, Космос душ, о котором говорит Св. Августин, то есть те, кто сегодня являются грешниками и неверными, завтра могут стать овцами стада Христова; есть эта тайна свободы и диалог священника с миром, прежде всего, это диалог свободы; это дар этой свободы

Позвольте, Ваше Преосвященство, также сказать пару слов о несколько более сложном, но мне кажется, одновременно и самом простом аспекте, который, возможно, еще не совсем ясно оформился, по крайней мере, в моей бедной голове. Мы рассмотрели этот аспект культурного прогресса, но существует еще один аспект в диалоге священника с миром, миром, таким горячим сторонником которого был Ваше Преосвященство, и это – нарушение, назовем его, активное отсутствие, которое современная философия произвела из проблемы Бога, проблемы Священного, то есть из любой вечной ценности, за которую человек мог бы зацепиться в надежде на жизнь. Современная философия, после двух последних войн, решила устранить любые двусмысленности и остановилась в своей истинной сущности, утверждая за человеком право решать свою судьбу. Если, действительно, человек, если его сознание, если его мышление, это то, что придает реальности ее облик, принципам их истинный смысл, тогда все, что человек намечает, он намечает, извлекая это из виртуальности, исходя из возможностей, находящихся в его бытии, тогда, в конце, человек вынужден признать, что все то, что должно быть сделано, что должно быть произведено в общественной и частной жизни, должно быть сосредоточено и приспособлено к критерию человеческого бытия. Это то, что утверждают современные философии, те философии, постоянные документальные свидетельства которым мы находим в ежедневной, еженедельной или культурной печати, то есть, что уже не имеет смысла говорить о Боге, трансцендентности, бессмертии, за рамками того, что является историческим суждением, которое предоставляют сами события.

Следовательно, каждый человек должен позволить этому ритму истории захватить себя, побежденного и беспомощного перед его последствиями. Тогда, представляется полная несостоятельность человеческого бытия, и эти современные философии открыто признают данное решение, а именно, что человек, как таковой, не может претендовать на определение универсалий, на осуществление целостности, когда он является лишь частью и преходящим мгновением времени, которое он не в силах удержать.

Нам кажется, Ваше Преосвященство, что подобного рода атеизм, распространяющийся во всем мире, не что иное, как тайное предупреждение и, пожалуй, самый существенный из всех призыв о присутствии Бога в мире, потому что, когда мы почувствуем, что только в одной человеческой семье люди могут жить в согласии, то поймем, что эта семья должна иметь отца, а Отец наш единственный: Бог на Небесах.

Второе краткое размышление, Ваше Преосвященство, по поводу вашего исключительного апостольства истины; мне не довелось наблюдать выдающийся жизненный путь Вашего Преосвященства, но я помню, как молодым студентом я слышал рассказы о вашей деятельности в Государственном Секретариате; еще помню фотоснимки Конкордата, на которых также запечатлен и Ваше Преосвященство, и вы мне казались таким великим человеком, находящимся настолько высоко над событиями, что совершенно изумленный, я думал о том, какой должна быть миссия человека, священника, когда он призван к такой ответственности, от которой зависит мир, гармония и утешение целого народа.

Далее, второй диалог священника – с Церковью; что может сказать простой священник и самый простой из преподавателей философии о такой жизни, как у Вашего Преосвященства, проведенной в самых высоких миссиях, близким пяти Понтификам, в активном сотрудничестве? Сколько событий, сколько кризисов прошло перед глазами Кардинала, призванного к сотрудничеству самым ответственным образом с Наместником Христа!

Я думаю, возможно, в мире среди потрясений, радостей и ответственностей, он обретет награду, подобающую Святому Кардиналу Божьей Церкви. Но, что надлежит нам сегодня, и мы хотели бы смиренно выразить тот факт, я бы не сказал парадоксальный, но удивительной радости, которую Ваша жизнь внушает и дает нам. И я не думаю, Ваше Преосвященство, что Вы упрекнете меня, если я скажу, что, хотя и не будучи ученым по своей профессии, Ваше Преосвященство посвятило, отдало в распоряжение высшим учебным заведениям лучшую часть своего ума и сердца.

Тут наши прекрасные Синьорины Миссионерки из школы составили мне список различных институтов, которые Вы основали, возглавляли и питали своей щедростью! В этой работе, остававшейся скрытой от глаз, есть два аспекта, заслуживающих немного размышления! Во-первых, безграничная любовь Вашего Преосвященства к семинариям и семинаристам. Сколько раз при наших встречах с Вашим Преосвященством, Вы рассказывали мне о трудностях итальянских семинаристов, говорили мне о необходимости помогать этим бедным семинаристам и в словах Вашего Преосвященства чувствовалась отцовская любовь; Вы стали «нищим и Отцом и итальянского священства». Сколько писем, сколько подписей, сколько ходатайств и, возможно, не меньше огорчений, Ваше Преосвященство, сколько боли, сколько из этих ходатайств возвращались лишь с одними отписками.

Вторым аспектом является университетское образование. И в университетской жизни было совершено преобразование, сегодня Университет – уже больше не изолированная среда, в которую вливаются лишь элементы крупной буржуазии. Сегодня Университет является открытым; такое расширение университетского института принесло с собой преобразование общего сознания, несет с собой, своего рода, новое представление человеческих идеалов, наряду с разделением областей культуры, и одновременно, несмотря на то, что рассеивает это сознание, призывает его к идеалу синтеза, к вопросу, который призвана задавать высокая культура.

В этом диалоге священника с культурой, задача кажется весьма ограниченной, и поэтому Церковь призывает мирян, желая, чтобы они были ее сотрудниками, чтобы ее дети не шли на поводу культуры, но, чтобы стремились с щедростью намерения и открытостью ума, к более высоким позициям, и поэтому Церковь оказывает поддержку и содействует научным институтам именно потому, чтобы католические институты могли бы достойно конкурировать и состязаться с любым образовательным учреждением. Этот идеал высокой культуры все еще на стадии формирования. Возможно, мы еще не достигли, по крайней мере, в Италии, того твердого убеждения, что без университетского института христианского сознания мы вряд ли сможем противостоять ошибкам политики, экономики, образования, и тому, что подпитывает действующий секуляризм в основных структурах государственной жизни. Безусловно, есть другие более мелкие государства более развитые, чем Италия, но Вашему Преосвященству надлежит несравнимая радость в том, что Вы отдали наиболее яркие годы своей жизни, когда Святой Отец призвал Вас, более высоким обязанностям, что Вы позаботились, в особенности, об этом университетском институте и собрали религиозные институты с тысячами филиалов, образованных ими, в единый Институт, наш, чтобы он мог обеспечить полную нравственную гарантию и безопасность духа, а также полноту высшего образования. Таким образом, мы можем сказать, что этот диалог священника с культурой является долгом и утешением; долгом потому что истина, которая от начала мира достигает каждое творение, устанавливает в нем законы, потрясает каждое сердце и направляет историю, и справедливо, чтобы эта истина утвердилась в сознаниях, и каждый открыл бы ей сердце для того, чтобы она стала действующей жизнью.

В этот диалог священника с культурой, вмешался, Ваше Преосвященство, перед лицом Вашей почтенной персоны, диалог нас с самими собой в этом столь исключительно радостном событии. Мы являемся плодом вашей любви и вашей жертвы, наш Институт, и мне приятно полагать его высшим плодом вашего апостольского рвения, любимым творением; тот, кому удалось общаться и наслаждаться отцовской доброжелательностью Вашего Преосвященства, как и тот, кто сейчас говорит вам, был вашим прямым помощником, знает проблемы, тревоги, ухищрения, планы на дальнейшую его поддержку, на обеспечение преподавательского состава, который мог бы конкурировать с любым Университетом Италии, как это происходит сейчас и как, безусловно, будет продолжаться. Также свидетельством радости и удовлетворения может быть, я бы сказал, улыбка, излучаемая Вашим сердцем, когда вы слышите об успехах наших замечательных учениц, Ваше Преосвященство, которые оказали честь нашему Институту. Кажется, что, разговоры о ходе дел в Институте всегда вдыхали в Вас новую жизнь, Ваше лицо озарялось улыбкой, и мы обещаем, что эта улыбка, в том, что касается нас, будет становиться лишь шире.

Мне хотелось бы закончить одной скромной мыслью, которую я выразил в самом начале: человеческая жизнь есть тайна для всех и мы, священники, являемся более присутствующими, более близкими и, возможно, более страдающими свидетелями этой тайны. Мы слышим ее первые крики, сопровождаем человека в критических ситуациях и опасностях жизни, мы выслушиваем надежды и, особенно, разочарования, отчаяния, сожаления, всю ту горечь, что жизнь припасла для человека через внутренние и внешние потрясения, через предательство друзей и через нападки врагов со всех сторон. И, какой бы многообразной ни была цивилизация, какой бы сложной ни была возможность распоряжаться средствами человеческой жизни, тем не менее, существуют фундаментальные страдания, которые никакая техника и никакая каббалистическая философия никогда не смогут устранить, и это внутренняя мука, это незаживающая рана конечных вещей, это неуверенность, источником которой является каждый сам для себя, это неутолимое стремление, это свет, который возникает, но никогда не достигает полного свечения, это любовь, которая увлекает нас и ведет по определенному руслу, а затем, кажется, устремляется в бездну, словно река, протекающая через пещеры. В этом заключается миссия священника, поддерживать горение этого пламени. Ваше Преосвященство сохранил его на протяжении шестидесяти лет; вершиной этого пламени, я бы сказал, большей частью, является наш Институт, и поэтому, Ваше Преосвященство, позвольте нам считать наш Институт вашим детищем, несмотря на то, что, как обычно, более дорогие творения, он, несомненно, стал Вашим крестом.

Беспокойство обеспечить Католическую Школу преподавательским составом на уровне времени, готовым выполнять свою миссию в гармонии разума и Веры, сегодня объединяет нас всех здесь на этом праздновании, и мы хотим, чтобы оно стало утешением для нашего Отца, и для каждого из нас, незабываемым воспоминанием, как внутренний образ, остающийся in memoria cordis среди самых дорогих вещей.

 

Перевод с итальянского: Сергеева Светлана

[1] Источник, Отец Корнелий Фабро: «Мгновение присутствия Духа» («Мomentо dello spiritо»)  (1963). Слова поздравления по поводу церемонии 60-ой годовщины Священства Его Высокопреосвященства Господина Кардинала Джузеппе Пиццардо, Епископа Албанского, Префекта Семинарий и Университетов Святой Церкви, 23 сентября 1963.