Пресвятая Дева Мария

Мать Иисуса[1]

На этом этапе, размышляя о Божественных Тайнах христианской доктрины, мы подошли к очень важным словам в Символе Веры, а именно о том, что наш благословенный Господь «родился от Марии Девы» (Лк. 1:34). Мы попробуем дать определенное свидетельство этого, и показать, что это было необходимо для спасения мира.

Для того, чтобы понять эти доказательства, мы должны осознать, что Евангелия не были первичными, они уже возникли после существующей традиции. Каждый член ранней Церкви, от Пятидесятницы и вплоть до написания Евангелий, уже знал о чуде приумножения хлебов и рыбы (Мт.15:32-39), о Воскресении (Мк.16:9-20), о Непорочном Зачатии (Мт.1:8-25). Это что-то на подобие того, что мы знаем о том, что Первая мировая война началась в 1914 году. Тот факт, что мы прочли об этом в книге, не формирует у нас веры. Прочитанное в книге лишь подтверждает то, о чем мы уже знали. Так и Евангелия больше систематизировали то, во что мы уже верили.

Представьте, что вы жили во времена первых двадцати пяти лет после сотворения Церкви в день Пятидесятницы. Как бы вы ответили на вопрос: «Как мне знать, во что верить?» Вы бы не сказали: «Я посмотрю в Библии». Тогда еще не было Нового Завета. Вам пришлось бы просто верить тому, чему учила тогда Церковь. Наш Господь никогда не говорил свидетелям своей жизни записывать что-нибудь о Его деяниях. Он сам писал лишь один раз в жизни, и то на песке (Ин. 8:8). Однако Он велел своим апостолам идти и проповедовать во имя Его, и быть Ему свидетелем до конца земли (Дн. 13:47). Поэтому те, которые выбирают цитаты из Евангелия, что бы доказать какую-то мысль, очень часто вырывают этот текст из исторического контекста, изолируют от атмосферы, в которой этот текст был составлен, а также от живого произнесенного слова, которое передавало Христову правду.

Когда апостолы писали Евангелия, они констатировали уже существующую традицию. Они не создавали ее. Спустя какое-то время люди решили записать существующие традиции, именно это объясняет начало Евангелия от Луки: «Как уже многие начали составлять повествования о совершенно известных между нами событиях, как передали нам то бывшие с самого начала очевидцами и служителями Слова, то рассудилось и мне, по тщательном исследовании всего сначала, по порядку описать тебе, достопочтенный Феофил, чтобы ты узнал твердое основание того учения, в котором был наставлен» (Лк 1,1-4). Апостол Лука допускает, что люди уже знали об этом ранее. Евангелия не основали Церкви. Это Церковь зачала Евангелия. Церковь не возникла из Евангелий, это Евангелия вышли из Церкви. Церковь предшествовала Новому Завету, а не наоборот. Люди верили в Воскресение не потому, что Евангелия рассказали им об этом. Авторы Евангелий записали историю Распятия и Воскресения, потому, что они верили в это.

Также и Церковь пришла к вере в Непорочное Зачатие не потому, что Евангелия рассказывают нам об этом, а потому, что живое Слово Бога в Его Таинственном Теле было тем, во что Церковь уже верила, а духовные писатели записали это в Евангелиях. Если бы апостолы, которые жили вместе с нашим Господом и слушали Его проповеди – и просто под небом, и в храме, – не проповедовали о Непорочном зачатии, больше никто не мог бы записать это. Это слишком необычное событие, чтобы быть просто человеческим вымыслом. Если бы идея не происходила от Самого Христа, она была бы слишком сложной для восприятия, и с ней никто не согласился бы.

Единственный человек, который мог бы сомневаться в правдивости Непорочного Зачатия, исходя из законов природы, был автором Евангелия, но именно этот человек сам описывает Непорочное Зачатие. Это св. Лука.  Я говорю о законах природы, потому, что Лука был доктором, и именно врач записывает факт Непорочного Зачатия и описывает его довольно подробно (Лк. 1:26-38). Еретики отрицали много моментов учения Нашего Господа, потому, что с самого начала они не воспринимали Христа и Его Церковь. Они отрицали некоторые Его доктрины, однако был один факт, который ранние еретики не отрицали, и это был  именно факт рождения нашего Господа от непорочной Девы. И действительно, эту доктрину могли бы критиковать в первую очередь, но непорочное Зачатие было принято и еретиками, и верующими людьми. Было бы довольно глупо переубеждать кого-то в Непорочности Зачатия Христа, если бы этот человек не верил в Его божественное происхождение. Возможно, потому Мария стала говорить об этом только после Его Воскресения.

Теперь мы подошли к утверждению, которое довольно часто слышим: «Правда ли это, что в Евангелии идет речь о том, что наш Господь имел братьев? Если это на самом деле так, то это означает, что у Марии были другие дети, и, таким образом, Она не была непорочной Девой».  Попробуем ответить на эти противоречивые вопросы.

Стоя в храме за кафедрой, я часто начинаю проповедь словами «дорогие братья и сестры».  Означает ли это, что все люди, которые собрались в церкви, являются детьми одной матери, или это лишь такая форма обращения?  Распространенное обращение «братья и сестры», известное в современной речи, употребляются и авторами Святого Писания. В Святом Писании слово «брат» означает «родственник», а иногда «товарищ». Например, Авраам называет Лота братом. Как написано в Книге Бытия: «И сказал Аврам Лоту: да не будет раздора между мною и тобою, и между пастухами моими и пастухами твоими, ибо мы родственники» (Бытие 13,8). Лот не был братом Аврааму, он был его племянником, однако именно так в Ветхом Завете называют друзей и родственников.

Есть несколько лиц, о которых упоминается как о братьях Христа, как, например, о Иакове, но в Писании о них идет речь, как о сыновьях другой Марии. Имеется в виду Мария, сестра матери нашего Господа, жена Клеопы (Ин. 19:25).  Св. Павел упоминает Иакова, как брата нашего Господа: «Другого же из Апостолов я не видел никого, кроме Иакова, брата Господня» (Гал 1, 19). Однако этого Иакова часто упоминали в числе апостолов как сына другого отца, а именно Алфеуса (Мф. 10:3). Упоминание об этом можно найти у Матфея, Марка и Луки. К тому же, так называемые братья нашего Господа не упоминаются в Писании как сыновья и дочери Иосифа и Марии. Нигде в святом Писании не сказано, что Иосиф породил братьев и сестер Иисуса, так как и нигде не сказано о том, что Мария имела других детей, кроме своего божественного Сына.

Теперь мы подходим к действительным неожиданным доказательствам Непорочного Зачатия и рождения, упомянутым в Святом Писании, которые являются абсолютно независимыми от уже известных ссылок на св. Луку. Два из этих доводов мы найдем в Евангелии от св. Иоанна и в Посланиях св. Павла.

Св. Иоанн допускает факт Непорочного Зачатия; через все его Евангелие проходит мысль о двойном рождении. Мы рождены нашими родителями, но потом, во время крещения, мы рождаемся в Боге водами Святого Духа. Наш Господь имел именно это в виду, когда говорил Никодиму, что тот должен родиться еще раз: первый раз он рожден из человеческой плоти своей матерью, а другое рождение свершится водой и духом (Ин. 3:1-21). Мы становимся христианами не потому, что нас родили наши родители, а благодаря рождению в Боге во время таинства крещения.

Обратите внимание, что когда св. Иоанн говорит о нашем рождении в Боге, он, фактически, допускает Непорочное Зачатие. Вначале своего Евангелия он говорит, что Господь дал нам право детьми Бога стать (Ин. 1:12). Потом он говорит, что это совершается во время рождения, и при этом он сразу же уточняет, что имеет в виду не рождение человеком.  Потом он перечисляет причины, почему это не рождение в  людском понимании. Он говорит: «Которые ни от крови, ни от хотения плоти, ни от хотения мужа, но от Бога родились» (Ин 1,13).

Такое утверждение св. Иоанна содержит в себе общее понимание сущности христианина и Непорочного Зачатия и рождения. Что такое кровь, что такое плотское желание, что такое человеческая воля, как не человеческое рождение. Все эти элементы становятся несущественными в истории  рождения нашего Господа. Святая Матерь говорит, что является Девой, которая никогда не знала мужа, на что ангел отвечает ей, что сила Всевышнего осенит ее (Лк. 1:26-38).  Те элементы, которые мы видим в Евангелии от св. Иоанна, мы встречаем в Евангелии от св. Луки. Как могли христиане в те давние времена понять духовный тип рождения, если бы они не поняли Непорочного Зачатия: в конце первого века никто не читал начала Евангелия от св. Иоанна, и никто не удивлялся от того, что св. Иоанн говорил о новом поколении без телесного желания. Тогда люди не удивлялись этому, потому, что в то время весь христианский мир знал, что именно так возникло христианство. Непорочное Зачатие – это идея Бога, а не человека. Если бы этого не случилось, никогда никому такое и в голову не пришло бы.

Теперь мы подошли к еще одному доказательству, которое можно найти в посланиях св. Павла.  Св. Павел также говорит о Непорочном Зачатии. Как известно, эти послания были написаны на греческом языке.  Когда св. Павел говорит о рождении нашего Господа, он использует особенный греческий оборот. В его послании к Галатам говорится: «Бог послал Сына Своего (Единородного), Который родился от жены» (Гал 4,4). Обратите внимание, что он говорит «родился от жены», как будто взял это рождение как заповедь закона, чтобы мы стали сынами Божьими. Когда св. Павел пишет о рождении нашего Господа, он никогда не употребляет слов, которыми описывают обычное рождение, то есть он никогда не употребляет обычных слов, которые можно встретить в Новом Завете и которыми обычно описывают рождение ребенка, зачатого от мужчины и женщины.

Типичным греческим оборотом, означающим обычное рождение ребенка, есть определенная форма слова gemnao.  Но в четырех случаях св. Павел говорит о временном начале нашего Господа в теле человека.  Давайте помнить, что личность Господа является вечной, это лишь Его людская природа имела начало. В этих четырех случаях, когда св. Павел касается временного начала нашего Господа как человека, он употребляет абсолютно другое греческое слово, потому, что рождение нашего Господа не было обычным рождением. Св. Павел использует определенную форму ginomai. Ни разу, говоря о рождении нашего Господа, он не использует того другого слова, которое обозначает обычное рождение всех смертных. Св. Павел употребляет слово, которое означает «являться», «возникать», или «ста6новиться». Очень интересным примером этого есть отрывок из Послания к Галатам (Галл. 4: 23-29).  В этом Послании св. Павел трижды употребляет слово, которое означает «рождаться» обычным способом, когда говорит о рождении Измаила и Якова, но когда он описывает рождение нашего Господа, то отказывается употреблять это слово. Он употребляет другое слово, форму слова ginоmai, потому, что рождение нашего Господа было непорочным.

В Новом Завете о рождении ребенка упоминается тридцать три раза, и в каждом отдельном случае в Новом Завете используется слово gemnao, когда речь идет об обычном рождении, каким было мое и ваше, но это слово никогда не употребляется, когда речь идет о рождении нашего Господа. Господь как Божественное лицо имел вечное рождение. Поскольку Он вобрал человеческую природу, то имел временное рождение, но это начало пришло от Непорочной Девы.

Как видно, причиной для такой исключительности есть то, что наш Господь пришел в человеческую семью, в человеческую расу, но не родился из нее. Бог сотворил Адама, первого человека, без человеческого семени. Почему же мы тогда должны отрицать мысль, что новый Адам также будет сотворен без человеческого семени. Так же, как Адам был создан из глины, в которую Бог вдохнул живую душу, так же и святой Дух создал тело Христа в плоти Марии. Доктрина Непорочного Зачатия была настолько мощно укоренена в христианской традиции, что ни одному из ранних апологетов не пришлось защищать факт Непорочного Зачатия и рождения. Даже еретики верили в это, поскольку оно базировалось абсолютно на такой же основе, что и исторический факт.

Вот еще один интересный момент. В Евангелиях есть две истории о рождении – нашего Господа и Ивана Крестителя. Но обратите внимание на разные акценты. Библейская история о рождении Ивана Крестителя концентрируется  на образе отца, Захарии. История рождения Иисуса Христа концентрируется на образе матери. Почему? Опять-таки через Непорочное Зачатие и непорочное рождение. Вы можете спросить: «Разве наш Господь не мог придти на эту землю каким-то другим способом, а не через Непорочное Зачатие и непорочное рождение?» Нашему Господу вообще не обязательно было рождаться, но, беря во внимание существующий порядок вещей, почему этот факт Непорочного Зачатия и непорочного рождения все-таки состоялся?

И тут мы подошли к чему-то такому, что довольно сложно понять, но надеемся, что мне удастся это разъяснить. Причиной того, что мы верим в Непорочное Зачатие и причиной существующего порядка вещей есть то, что наш Господь хотел, что бы кто-то безгранично добрый прислал Его в этот мир. Ни один триумфующий лидер не войдет в город запыленными дорогами, тогда, когда он может войти туда по выстланной цветами аллее. Если бы непорочный Младенец выбрал бы другой путь прихода в этот человеческий мир, это породило бы колоссальные трудности для нас. Людям было бы тяжело понять, как Иисус мог придти безгрешным, если Его родил погрязший в грехах человек? Если кисть, опущенная в черную краску, становится черной, и если ткань принимает цвет краски, в которую ее окунули, то разве Он в глазах мира не перенял вину всего человечества? Если бы Он пришел в этот мир через пшеничное поле моральной немощи, то разве шелуха не прилипла бы к Его человеческой одежде? Иначе говоря, проблема нашего понимания состоит вот в чем: мог ли Бог стать человеком и безгрешным человеком в одночасье?

Прежде всего, Он должен был стать человеком. Он должен был быть подобным нам, чтобы стать частью нашей человеческой природы. Он перенял на себя наши грехи. Хотя наш благословенный Господь должен был стать совершенным человеком, он не мог быть грешным человеком. Он должен был быть безгрешным. Он должен был быть за пределами того ужасающего потока греха, который распространяется и поражает все человечество. Видите проблему? Он должен был быть человеком; должен был отличаться от всех людей в том понимании, что должен был стать нашим Спасителем, безгрешным, как новый Адам.

Эта проблема очень напоминает проблему корабля. Представьте себе корабль, который плывет по грязному и затхлому морю. Он хочет сразу же попасть в другое море или озеро с кристально чистыми водами. Очевидно, между чистыми и грязными водами должна быть хоть какая-то часть суши, иначе эти воды смешаются. И так, что делать? В таких ситуациях строят шлюз. Корабль плывет по грязным водам, подплывает к шлюзу, там его полностью очищают от грязи, и тогда корабль перемещают в чистую воду. Наш благословенный Господь имел отношение к грязному людскому роду, среди которого Он пребывал, настолько, насколько Он был человеком. Он должен был быть безгрешным, чтобы самому не нуждаться в спасении, а быть нашим Спасителем.

Наш благословенный Господь был отделен от того грешного потока человечества и определен новым Главой человеческой расы через Непорочное Зачатие и рождение. Подумайте только, какое чудесное значение это имеет для нас! Пресвятая Богородица является нашим вдохновением. Матерь Божья есть хранительница непорочности, а непорочность есть вдохновение материнства. Без матерей не было бы непорочных дев в последующих поколениях, а без непорочных дев матери забыли бы о своем высоком идеале, который живет за пределами земли.  Как часто вы слышите: «Вот, ребенок есть точная копия отца». Если бы мы посмотрели на нашего благословенного Господа, мы сказали бы: «Он выглядит точь-в-точь, как Его Мать». Он получил что-то от своего Отца, а именно божественность. Но Он получил что-то и от Своей Матери – безгрешную человеческую природу. Именно поэтому мы любим Марию. Богородице Дева, радуйся!

Перевод: Руслана Юрьевна Зубань

[1] Данные взяты из книги Слуга Божьего ФУЛТОНА ДЖ. ШИНА: «Твоя жизнь стоит того, чтобы ее прожить».